Наставники | Журнал Кружковое движение

Сообщества, кружки, проекты…

Технологические сообщества и кружки существуют уже больше сотни лет. Но сейчас, как и в Советской России начала XX в., перед нами стоит задача формирования новой волны кружков технологических энтузиастов, способных завоевывать мировые рынки и создавать новый социо-технологический уклад. Чтобы это сделать, необходимо выделить фундаментальные принципы работы кружка: как такое объединение или сообщество формируется, за счет чего живет и развивается, в какой момент преобразуется в практику, меняющую мир вокруг, или даже вырастает в новый общественный институт. Попробуем сформулировать гипотезы, на которые мы опирались при запуске Кружкового движения. Для этого потребуется последовательно выделить и пояснить несколько принципиально важных понятий.


Кружок или проект


Занимаясь в течение многих лет организацией проектной деятельности молодежи (школьников и студентов) в различных сферах: от инженерии до социального предпринимательства — на самых разных площадках: в вузах, в выездных проектных школах, в фаблабах — мы поняли, в чем состоят принципиальные отличия проектной и кружковой культур. Проектная культура, сформировавшаяся и невероятно окрепшая за последние 50 лет, предполагает несколько важных характеристик:
  • работа на результат — цель зачастую важнее способа ее достижения;
  • непосредственная связь с внешним миром — получение обратной связи от других людей прямо в процессе реализации проекта;
  • легкость входа и выхода в проект — готовность как запустить новое, так и свернуть неудачное начинание, чтобы заняться другой разработкой;
  • широта контекста и «распредмечивание» — объединение различных областей знаний и методов работы, способность переносить удачные решения из одной предметной области в другую и даже существование проектного управления вне привязки к конкретной области;
  • сборка и пересборка команд под решаемые задачи, высокая степень функционализации участников проекта.

Кружковая же культура имеет ряд существенных отличий от этого. Прежде всего, речь идет о развивающемся во времени сообществе, а не о кратковременной команде. Сама жизнь, отношения внутри сообщества и развитие сообщества представляют тут не меньшую (а, зачастую, — и большую) ценность, чем полученные результаты. Члены кружка объединяются общими увлечениями и ценностями, огромную роль играют традиции и последовательное совершенствование в отдельных предметных областях — просто невозможно представить себе кружок, оторванный от какой-либо предметной работы.
Противоречия между кружковой и проектной культурами на практике снимаются — мы видим множество проектов, реализованных кружками и в кружках. Проектная деятельность — такая же неотъемлемая часть жизни и работы развитых кружков, как дискуссии о будущем или самообразование участников. Проекты в кружке вплетаются в основную линию его развития и формируют важную ритмику жизни кружкового сообщества, но не наоборот! Кружок не появится сам по себе на фундаменте выполненного проекта.


Мейкерство или решение глобальных проблем


Работа кружков и технологических энтузиастов часто вызывает усмешку у серьезных предпринимателей и команд, реализующих проекты, направленные на решение актуальных проблем. Кружки, напротив, далеко не всегда оперируют понятием проблемы, зачастую собираясь вокруг интересной участникам тематики. Сообщества хакеров и мейкеров — яркие примеры индивидуального энтузиазма и любопытства, хотя зачастую они также ориентируются на глобальные ценности и проблемы (например, свободный доступ к информации, анти-потребительское поведение и т. п.).
Наиболее выдающиеся, оставившие след в истории кружки имели особое отношение к общечеловеческим проблемам. Выход участников кружка на передний край мысли, науки и техники не может не приводить к работе с новым знанием и новыми практиками. Кружки авиаторов, историков, методологов и хакеров возникли на энтузиазме, но благодаря невероятно высокому внутреннему уровню культуры и требовательности создателей к себе сыграли важную роль в решении актуальных проблем своего времени. В качестве примера тут можно вспомнить отца-основателя советской робототехники, автора учебных пособий В. В. Мацкевича, или создателя открытой операционной системы GNU/Linux Линуса Торвальдса. Эти люди, начав с личного любопытства и подвижничества, стали примерами высочайшего профессионализма и сформировали собственные профессиональные школы. Если же кружок технологического развития берется за решение актуальных вызовов — технологических, гуманитарных, цивилизационных — то он все равно не сможет серьезно продвинуться без выхода участников на передний край знаний и практик. Именно поэтому противопоставление глобальных проблем и индивидуального любопытства ложно, ведь, делая любимое дело по-настоящему, ты не можешь не выйти в мир.
Мы называем кружками практик будущего сообщества технологических энтузиастов, которые запускают эксперименты с новыми технологиями и социо-технологическими укладами жизни. Участники таких кружков, люди самых разных возрастов, начинают с себя, потому что им это интересно; они применяют новые технологии и современные знания, меняют способ своей работы, но тем самым с неизбежностью приходят к решению актуальных проблем и созданию новых общественных моделей для всего человечества.

Образование, производство или игра


Кружки и в России и за рубежом, благодаря сочетанию уникальной тематики и наличию сообщества единомышленников, стали кузницей лидеров в научных, технологических и государственных областях. В течение XX столетия в СССР они стали важнейшим инструментом прикладного образования и профориентации, во многом утратив интерес к работе на острие научного и технического прогресса и потеряв связь с передовым производством. А неформальные сообщества продолжили свое существование вне системы образования. Подпольные философские кружки, самиздат, хакерские сообщества — это уникальные явления XX в., которые характеризовались особой атмосферой свободы и средой развития для участников. Чем же ценна образовательная среда кружка? Прежде всего следующим:
  • освоением нового в в ходе создания новых технических и культурных образцов;
  • работой непосредственно с носителями передового знания, передачей личностного знания от опытных участников новичкам;
  • самоорганизацией, совместной командной работой, гибкой организацией индивидуального и коллективного труда.
При этом кружки — часть производственной системы, порождающей востребованные вовне знания, уникальные решения и продукты. Важной особенностью кружка как института создания нового можно считать владение собственными средствами производства от оборудования и программного обеспечения до навыков участников и свободно распространяемых знаний. Именно это — залог интеллектуальной свободы и соответствующей экономической независимости кружка. Ярким примером таких производственных сред стали фаблабы, предоставляющие пространство для технологических кружков. Получается, что кружок — это не только среда для развития, но и новый способ общественного производства. Выше уже были приведены примеры сообществ, создающих свободное и открытое программное обеспечение, которые стали полноценными участниками цепочек порождения стоимости. Но ярко этот эффект можно увидеть в еще одном детище информационных технологий — практике проведения индустриальных хакатонов. Хакатонами называют класс состязаний, в ходе которых команды профессионалов решают предложенную задачу в неформальной среде с применением передовых технологий и без перерывов (длительность обычно составляет от одного дня до нескольких суток с предоставлением участникам питания и места для сна). Команды-победители обычно получают призы и предложения о трудоустройстве от индустриальных партнеров, а предложенные решения зачастую находят свое применение. В этих мероприятиях сочетаются высочайшая производственно-профессиональная и клубно-карнавальная культуры. Участники хакатона, с одной стороны, предлагают уникальное решение для актуальной задачи, а с другой — делают это совсем не так, как это происходит на рабочем месте в офисе или на производстве. Атмосфера совместного развития и творчества на пределе собственных возможностей соответствует тому постиндустриальному способу создания добавленной ценности, который становится все более распространенным в цифровой и креативной индустрии наших дней.



Хакатон, как и любое состязание, восходит к еще одному фундаментальному типу человеческой деятельности — игре. Игра с древних времен сопровождает образовательную и производственную активность людей. Изменение соотношения между рабочим и свободным временем в XX в. сделало игру одним из ключевых способов творческой самореализации человека, а также и значимой составляющей современной производственной культуры. Конечно, игры не проникли во многие серьезные сферы жизни и работы людей, такие как медицина или авиастроение. Но постоянный поиск и проигрывание новых социальных практик в игре характеризует не только безрассудно-карнавальную культуру хакатона, но и свободное самоопределение человека в клубе или кружке. Практикуя будущее, мы не можем не использовать механизм игры для проживания новых социо-технологических укладов.

Конкуренция или кооперация


Соревнования и интеллектуальные вызовы всегда были топливом для объединений энтузиастов, поскольку позволяют не только показать свои достижения другим людям, но и погрузиться в среду не менее сильных соратников. И сейчас инженерные соревнования, проектные конкурсы и хакатоны служат важнейшей частью живой среды, в которой существуют кружки во всем мире, задавая уникальные вызовы и новые технологические направления. А навыки предельной концентрации сил и сопоставления с лучшими практиками в своей области вряд ли можно сформировать иначе.
Вместе с этим сообщество кружков представляет собой уникальную среду коопераций и сеть доверия. Кружковое движение направлено на прорастание экосистемы, объединяющей отдельные кружки (сообщества энтузиастов и практиков будущего) в большое сообщество сообществ. На наш взгляд, только в таком формате множество людей, меняющих мир, могут произвести революционный эффект. Так мы постепенно движемся к ризоме (модели децентрализованной связности), из которой могут появиться новые кружки, идеи и проекты.
Если говорить метафорически, то мы видим Кружковое движение в образе грибницы. Грибница — это сложный организм, который может простираться под землей на несколько десятков километров и обеспечивает информационную и ресурсную связанность деревьев в лесу. Как грибница создает общее пространство для других живых организмов, Кружковое движение призвано создать общее пространство кружков, которое помогает находить и распределять ресурсы, узнавать о возможностях, связывать участников и отдельные практики между собой. И, конечно, экосистема кружков поможет каждому из участников найти единомышленников, самому перейти от собственного проекта к практике как долгосрочному и целевому деланию.

Как грибница создает общее пространство для других живых организмов, Кружковое движение призвано построить общее пространство кружков, которое поможет находить и распределять ресурсы, узнавать о возможностях, связывать участников и отдельные практики между собой.

Общее пространство кружков позволяет также выстраивать асимметричные стратегии. Кружковое движение стремится поддерживать ситуацию, в которой отдельный человек, проектная команда или кружок имеют возможность идти более эффективным, но не стандартным для большинства окружающих людей путем. Когда в сообществе создана насыщенная среда личных связей и среди участников есть бывшие коллеги, однокурсники или напарники, с которыми вы вместе выирывали Олимпиаду Кружкового движения НТИ и разделяете одни ценности, тогда каждому отдельному участнику проще строить индивидуальную стратегию. Например, молодой человек может позволить себе не поступать в вуз, а создавать свою технологическую компанию в возрасте 17 лет. Естественной общественной реакцией на это будет обвинение в разрушении своей карьеры. Но если участник Кружкового движения понимает, что опирается на поддерживающее сообщество, он имеет все шансы реализовать собственную асимметричную — уникальную, не характерную для других — стратегию. Как в грибнице мы не знаем заранее, в каком месте условия будут удачными для прорастания гриба, так и в сети технологических сообществ мы не можем заранее спрогнозировать, где произойдет прорыв. Кружковое движение — это пространство для экспериментов и сеть доверия, в которых участники, проектные команды и кружки имеют возможность реализовывать собственные асимметричные стратегии.
Для того, чтобы мы могли этого добиться, нужно выполнить два условия:
Во-первых, обеспечить устойчивость присутствия и взаимодействия людей. Участниками сообщества будут люди с разными целями, идеями и задачами, и они одновременно будут уходить и приходить в наше движение. Сейчас мы начинаем искать ответ на вопрос, как обеспечить наличие потока участников и привлекательную для них среду, как поддержать развитие сообществ.
Во-вторых, обеспечить экономическую устойчивость. Что может служить основой экономической модели кружка или практики будущего? Почему вдруг эта свободная деятельность становится кому-то нужна? Прежде всего, она должна быть нужна самим участникам — от привлечения ресурсов самими участниками (как работал еще кружок Жуковского) до краудфандинга и коллективного предпринимательства.
Жизненная стратегия в сообществе кружков и практик будущего обязательно должна создавать добавленную ценность, и это должно происходить одновременно на трех уровнях:
  • личном — давать участникам драйв, радость и осмысленность жизни;
  • коллективном — быть полезной, распознаваемой для той общности, которой принадлежит кружок, быть поддерживаемой ею;
  • всечеловеческом — когда совершается новое научное открытие или практика задевает более широкую общественность людей, обратная связь приходит не только от близкого сообщества, но и от всего человечества.

Сейчас мы разворачиваем Кружковое движение как сетевую лабораторию новых практик. Как пространство, в котором мы обсуждаем и проверяем гипотезы в реальности. Движение кружков не сможет существовать без внутренней энергии и целеустремленности, экономической устойчивости участников. Поэтому одной из принципиальных задач Кружкового движения становится поддержка разнообразия и конкуренции моделей, асимметрии экономических и жизненных стратегий. Мы не пытаемся быть одинаковыми, обмениваясь опытом, накапливая общие
НАСТАВНИКИ